Akitosan
Был бы я не светел - заварил бы зелье, Может ты заметил - у меня веселье... (Аукцыон)
Название: Дурная кровь
Автор: Akitosan, =Лютик_Эмрис=
Бета: Джиалгри, Xenya-m
Размер: мини, 3363 слова
Пейринг/Персонажи: Джим/Майкрофт, Шерлок/Джанин, Магнуссен/ОЖП, ОМП
Категория: слэш, гет
Жанр: юмор, крэк, AU
Рейтинг: G
Задание: Фантастический расизм
Краткое содержание: AU! В королевстве Великоирландии не все так гладко, как кажется: наследный принц вступает в сомнительные отношения и его матери это категорически не нравится.
Примечание/Предупреждения: ООС. Крэк! Пьеса! В наличии сомнительные поэтические пассажи и неожиданные скачки в прозу. В разговоре с матерью Джим пытается подражать Заклинанию Амергина «Эрин я кличу зычно...», поэтическому тексту Ирландии Раннего Средневековья. Значение имени королевы: Эрин - одна из трех богинь из племени Дану, также гэльское название Ирландии. Написано на ФБ-2014.


Действующие лица:

Джим Мориарти — ирландский принц

Королева Эрин — мать его

Принцесса Джанин — сестра Джима

Майкрофт Холмс — английский принц в изгнании

Шерлок Холмс — его младший брат

Чарлз Огастес Магнуссен — мудак на службе Ее величества

Патрик О' Брайан — полисмен

Джек О' Нилл — его начальник


Характеры и костюмы:
(Замечания для господ актеров)

Джим Мориарти, молодой человек, лет тридцати. Брюнет, имеет чистейшее ирландское происхождение. Носит исключительно дорогую одежду. Обладает чрезвычайно живым умом. Терпеть не может свою мать (или, по крайней мере, так думает), постоянно вступает с ней в конфликт, отчего нередко впадает в немилость королевы.
Характер вздорный, не женат.

Королева Эрин, сухопарая рыжеволосая дама, неопределенного возраста. Вздорность ее характера давно стала притчей во языцех как во всей Великоирландии, так и в ее колониях. По сравнению с королевой, ее сын - агнец божий, достойный всяческих похвал. Предпочитает эффектные наряды в стиле Коко Шанель.

Майкрофт Холмс, высокий рыжеволосый джентльмен, лет тридцати пяти. Тайно возглавляет Английское Народное Сопротивление. Умен, изворотлив, хитер. Мог бы стать прекрасным оратором, если бы только захотел. Тоже любит дорогую одежду, но из-за положения изгнанника вынужден перебиваться распродажами. Питает особую любовь к элегантным костюмам в полоску.
Характер строгий, не женат.

Шерлок Холмс, высокий кудрявый брюнет, ровесник ирландского принца. Чрезвычайно умен и несдержан в речах, от чего и страдает. Никогда не расстается со своим модным пальто. В Английском Народном Сопротивлении не участвует, но регулярно пытается донести его догмы до соотечественников, за что бывает регулярно бит. Подрабатывает частным детективом, однако больших денег не имеет.
Характер скверный, не женат.

Принцесса Джанин, очаровательная молодая девушка. Увлекается ирландскими танцами, рок-музыкой и англичанами. Достойная сестра своего брата. Терпеть не может Backstreet Boys и Магнуссена.
Характер скрытный. Не замужем.

Чарлз Огастес Магнуссен, более известный в определенных кругах как "Писающий мальчик". Обладает интеллигентной внешностью и крайне отталкивающими повадками. Питает слабость к конфетам "Чупа-Чупс" и каминам. Ходят неподтвержденные слухи, что он на особом счету у королевы. Также любит элегантные костюмы, но это впечатления о нем не спасает.
Характер очень скверный, потому и не женат.

Патрик О' Брайан, обычный ирландский полицейский, имя которым «Легион» (да-да, именно так называется спецподразделение полиции). Толстоват, любит пиво, футбол и женщин. Именно в такой последовательности. Не имеет ничего примечательного, кроме неистового рвения исполнять свои обязанности.
Характер мягкий, женат.

Джек О' Нилл, командир спецподразделения «Легион». Спортивен и умеренно хитер. Любит деньги и все то, что можно на них купить. Так же, как и его подчиненный, никогда не появляется на людях в гражданском.
Характер скверный, но у его жены еще хуже.

Действие первое.

Тайная квартира Мориарти. Гостиная. Приглушенный свет, тихая музыка. В кресле сидит Майкрофт Холмс и читает газету. По коридору тихо крадутся два полисмена.

Патрик О' Брайан: (тихо)
Прекрасный вечер, шеф! И мне сдается,
Он просто создан для секретных миссий!
Как хорошо, что Майкрофт нас не видит!
Сейчас его ударю я дубиной!

Джек О' Нилл: (гневно шипит)
Заткнись немедля, пьяница несчастный!
Не то сейчас тебя я стукну палкой:
Бить Майкрофта дубиной нет приказа,
А только лишь тихонько умыкнуть.

Майкрофт невозмутимо переворачивает газетный лист.


Патрик О' Брайан:
Подкрасться бы еще чуть-чуть к нему мне!

Майкрофт: (себе под нос)
Да сколько можно там уже шептаться?
Дождаться похищения нет сил...
Видать, и в правду в «Легионе» все — дебилы.
А я не верил, когда доносили мне,
Что справиться с ирландцем может каждый...

Патрик О' Брайан вдруг подскакивает, выхватывая пистолет и направляя его на Майкрофта.

Патрик О' Брайан: (кричит)
Стоять на месте!

Майкрофт: (удивленно приподнимает брови)
Я вроде бы сижу.
Но встать могу, коль вам так это надо.
Я, правда, повредил намедни ногу,

(в сторону, шепотом)
Но дать вам в глаз она не помешает.

Джек О' Нилл: (яростным шепотом из коридора)
Ты что удумал, долбаный кретин, а?!

Патрик О' Брайан: (потрясая пистолетом)
Сопротивляться, Майкрофт, бесполезно!
Мы знаем все о вас и вашем… друге!..

Джек О' Нилл: (про себя)
Какой, однако, Патрик толерантный...

Майкрофт: (ласково глядя на Патрика)
Я, право, не хочу вас огорчать,
Но вы напрасно в этот дом вломились.
Вы в курсе, кстати, кто его хозяин?

Патрик О' Брайан: (грозно)
Да мне без разницы!

В комнату входит Мориарти. На нем банный халат, он на ходу вытирает мокрые волосы полотенцем. Он останавливается, обводя присутствующих взглядом.

Джим: (радостно восклицая)
Какие люди!

Патрик О' Брайан оглядывается на голос, видит Джима и едва не роняет пистолет на пол.

Патрик О' Брайан: (дрожащим голосом)
В-ваше В-высочество... Но что вы здесь забыли?

Джим: (горестно вздыхая)
Я принимал здесь ванну, идиот.
Еще я с пользой проводил здесь время...
Вот, Майкрофт может это подтвердить!

Майкрофт: (серьезно кивая)
Принц Джеймс здесь поимел немало пользы —
На тумбочке, столе и на диване,
Потом еще на кухне и в джакузи...

Джек О' Нилл: (выскакивая из коридора, с пистолетом)
Короче, арестованы вы все!

Свет на сцене медленно гаснет и из темноты доносятся голоса.

Голос Патрика:
А что ж наследный принц? Его того, в тюрьму?

Голос Джека:
Оставим его здесь. Так будет лучше всем.
Не то придет в себя и разозлится.
Пусть лучше злится где-нибудь... Вот здесь.

Действие второе.

Чисто выметенный двор перед большим домом, обтянутый по периметру веселенькой колючей проволокой с зеленым плющом. Над входом мерцает неоновая вывеска с надписью «Черный кот». У самого входа табличка «Англичанам и собакам вход воспрещен или разрешен, но только при наличии национального килта Ирландии». Около входа стоит вышибала.
Появляется Шерлок Холмс. Некоторое время он изучает надписи. К тротуару подъезжает автомобиль, и из него выходит Джим Мориарти. Он приближается к двери и с интересом разглядывает Шерлока Холмса.


Джим: (себе под нос)
Да это же английский младший принц!
Сегодня мне везет как висельнику. Все же
Он может мне помочь.

Шерлок видит Джима и обращается к нему на языке жестов.

Шерлок (показывает знаками): «А котам вход разрешен?»

Джим (показывает знаками): «Глухонемой? Да, но ты не похож на кота».

Шерлок:
Мяу. Ты — чистокровный ирландский принц?

Джим:
А ты чистокровный английский бомж?
Бывают кони чистокровные,
Бывают англичане.
А ты, похоже, в Лондоне живешь.
Общага Бейкер-стрит, я угадал?

Шерлок: (хмурясь)
Какие поразительные знания о низшей нации. Профессор, изучающий жизнь англичан в полевых условиях, я угадал?

Джим: (со вздохом)
Твой дурацкий акцент. Только в Лондоне так смешно перевирают нормальную ирландскую речь. Жаль, что миграцию из Лондона в Дублин быстро пресекли. Вас бы таких было много.

(его лицо приобретает одухотворенный вид)

Да и вообще — стихами говори,
Я так не понимаю ни черта.
Акцент и проза — это уже слишком.

Шерлок: (наклоняется к уху Джима)
Признаться, я — хреновенький поэт.
Поэтому, мон шер, не обессудьте:
Слагаю, как могу…

(распрямляется и говорит громче)

В столице веселее,
Чем в резервациях.
У вас тут пабов море и закрытых клубов
Для … ирландцев.
А в Лондоне один лишь Диоген,
И тот закрыт давно.
Я в Лондоне работаю,
И здесь я по работе.

Джим: (кивая)

Я знаю, ты там местный детектив.
Диплома, правда, нет.

Шерлок: (важно)

С дипломом.

Джим: (смеется)

С дипломом? Об образовании?
И не ирландец? Не смеши меня!
Хотя самостоятельно ты мог учиться,
Запреты все поправ…

(задумчиво смотрит на Шерлока)

А не прислать ли мне к тебе
Наряд полиции?

Шерлок: (вздыхая)

Ты прав.
Учился тайно я.
Чему я, кстати, рад.
У вас ни школ приличных нет,
Ни колледжей культуры.
А я хотел пойти в одну магистратуру…

Джим: (снова кивая)

Но без диплома был отослан прочь.

Шерлок:

Все верно. Как там матушка твоя?
Все новые законы пишет?
Измыслила чего на этот раз?

Джим: (ухмыляясь)

Она считает, что давно пора
Асексуалов как-то ограничить
В правах.

(Шерлок смеется, но тут же осекается: англичанам полагается быть сдержанными)

Шерлок:

Необходимо мне пройти сюда без килта.
Ты можешь мне помочь?
Я Майкрофта ищу четвертый день и ночь.

Джим:

И я его ищу. Но нет его нигде.
Его похитили. Тебя б я нанял в розыск,
Но знаю я, что только англичан
Ты консультируешь…

Шерлок: (снова забывая о стихах)

Тайная полиция, я полагаю?

Джим:

Спрошу-ка я у матери… Вот черт,
Придется к ней мне во дворец смотаться.
А ты найди того, кто сдал меня и брата твоего.

Шерлок: (приподнимая удивленно брови)

И как, по-твоему, я это должен сделать?
Меня же не пропустят в этот паб!

Джим: (снисходительно)

Ты зря не носишь килт, мой милый мальчик.
Да, англичанам вход сюда закрыт.
А ты как будто бы с луны свалился:
Не знаешь правил — сам и виноват.

Шерлок:

Дай мне ирландский паспорт, я пройду.

Джим: (протягивает ему паспорт)

Ну ладно, все равно он мне не нужен.

Они расходятся. Шерлок идет в паб, а Джим возвращается обратно к машине.


Действие третье


Шерлок заходит в зал и едва не врезается в Магнуссена. Тот явно навеселе, но настоящего веселья это ему мало добавило. Шерлок пользуется моментом, хватает Магнуссена за рукав и тащит в какой-то темный угол.

Магнуссен:
(возмущенно)

Да вы, мой друг, с ума сошли совсем!

Шерлок: (утвердительно, вполголоса)

Вы — Магнуссен, тайный советник королевы.

Магнуссен: (корчит презрительную рожу)

Фи, так вы еще и англичанин!
Тогда понятно мне отсутствие манер.
Вы вынуждаете меня ответить прозой.

(поправляет на носу очки и продолжает)

Англичане — нация травоядных асексуалов. Не знаю, как королева Великоирландии еще вас терпит. Живи вы у нас в Дании, я бы вас выселил на отдельный остров.

Шерлок:

Ну а датчане все — гетеротрофы. Обмен любезностями мы, впрочем, завершили.

(берет Магнуссена за грудки)

Это ты сдал Мориарти его матери, великоирландской королеве?

Магнуссен: (противно ухмыляясь)

Мориарти спит с английским сопротивлением. Плохой, плохой мальчик.

(качает головой)


Шерлок:

Пока он водил английское сопротивление за нос, его мать не возражала.

Магнуссен: (ловко выворачиваясь из рук Холмса)

Разумеется. И ты был должен это понимать…

(в сторону)

Тьфу ты! Долбанные стихи!

Шерлок:


Да, они мне тоже надоели.
Но что поделаешь, раз угодили в пьесу,
В которой говорят стихами.

Магнуссен бормочет себе под нос ругательства и собирается уходить, но Шерлок его останавливает.

Шерлок: (критически осматривая Магнуссена)

Скажите, Магнуссен, а как давно вы
Интрижку крутите с ирландской королевой?

Магнуссен: (испуганно)

Вздор, клевета!

Шерлок: (ухмыляясь)

Я все уразумел. Пойду
И где-нибудь предамся бренным думам

Уходит.
Магнуссен снова ругается себе под нос и возвращается к бару.



Действие четвертое

Джим входит в покои к матери. Она сидит на пуфе около зеркала в домашнем розовом халате с опушкой и расчесывает волосы. В дальнем углу комнаты уныло жмутся музыканты: один арфист и пара девушек с флейтами.

Джим: (галантно кланяясь)

Приветствую тебя, о Мать Народов.

Королева Эрин: (оборачиваясь к нему)

Мой Бог! Сынок, полна я изумленья:
Ужель не должен находиться ты в Килкенни?

Джим: (садится в кресло)

Я в Дублине уже не первый месяц.
Но не было причины повидаться.
Теперь причина есть — и я пришел.

Королева Эрин: (повышая голос)

Вот, значит, как — теперь причина есть.
Ослушался меня ты, опозорил
Страну свою и свой народ —
Теперь причина есть!

Джим:

Тем, что я в Дублине, а не в Килкенни?
Позор народу, в самом деле!

Королева Эрин:

Ты знаешь, о каком позоре речь,
Иначе не посмел бы ты явиться.
Послушаю твои я оправдания,
Быть может, сердце матери смягчится.
Но сердце королевы будет твердым.
Под звуки арфы я желаю слышать их.
Я слушаю — какие оправдания
Сумеешь ты себе вообразить?

(Королева велит музыкантам начинать. Комнату наполняет тихая мелодичная музыка)

Джим: (в сторону)

Под звуки арфы головы долой.

(матери)

Мам, у меня нет оправданий.

Королева Эрин: (еще более грозно)

Тогда, быть может, объяснения найдешь?

Джим: (вздыхает)

И объяснений тоже нет, увы.

Королева Эрин:

Ну что ж…

(знаком велит музыкантам уйти, и те поспешно удаляются)

Ругать тебя я буду прозой, сын.
Ты у меня один, и ты разбил мне сердце.
Я сочинила бы поэму, но сам знаешь,
Как огорчили маму черные известья.

Джим: (поднимается и декламирует)

Эрин ругается прозой,
Проза мрачнее тучи.
Тучи темнее ночи,
Ночи на взгорье грустны…

Королева Эрин:

О да, грустны твои ночи на взгорье порой печальной.
И потому тайно приехал ты в Дублин, слово свое нарушив.
Здесь ты нашел мужчину, что скрасил дни ночами.

Джим: (продолжает декламировать)

Грустно играть словами,
Слово не значит: «счастье».
Счастье в луны сиянии,
Сияние любви — правда.

Королева Эрин: (перебивает)

Если бы правдой было
Этой … любви сияние,
Сын бы мне мой не лгал бы.

Джим:

Сын твой тебе не лгал бы,
Если бы ты желала
Правду услышать от сына.

Кстати, когда тебе лгал я?
Что-то не припоминаю…

Королева Эрин: (от возмущения переходит на прозу)

Ты обещал сохранить ценный генофонд!

Джим:

И сохраняю. Я же ни с кем его не собираюсь делить.

Королева Эрин: (вскакивая с пуфа)

Ты… Как ты мог? Трахаться? С англичанином? Хорошо, тебя интересует все скучное и заурядное. Но ты спал с главой английского сопротивления, ты понимаешь, как это выглядит со стороны?

Джим: (удивленно)

Почему у тебя не было возражений, когда я делал это ментально?

Королева Эрин: (качая головой)

Ну, сын мой. Это же совсем другое дело! А тут под угрозой чистота ирландской крови.

Джим: (потихоньку свирипея)

Я что, договор подписывал кровью о том, что буду спать только с ирландцами?

Королева Эрин: (величественно)

Да, подписывал. И как у сына королевы Великоирландии, у тебя есть обязательства. Презренный англичанин! Он даже не католик!

Джим: (складывая руки на груди)

Я подписывал договор о том, что женюсь только на ирландке, и слово мое крепко.

Королева Эрин:

Помолчи лучше.

Джим:

Слушай, мать, я не собираюсь рожать от презренного протестанта, мы же геи.

Королева Эрин:

Еще хлеще! Ты обещал мне завести семью и родить детей для будущего Ирландии! А вместо этого ты гей!

Джим:

Да знаешь я как-то проснулся утром, налил себе крепкого чаю и, тоскливо глядя на Ирландское море, понял, что я гей. И поехал тайно в Дублин, чтобы проверить, насколько я гей… А если бы я сказал тебе, ты бы тут же издала указ, запрещающий геям выходить из шкафа, знаю я тебя.

Королева Эрин:

Я рада твоему каминг-ауту, сын мой. Геев я пока что в правах не ущемляю. Если они не наследник Ирландского трона, разумеется. Но ты подписывал договор, как и все мужчины Ирландии. Ты должен мне внуков. Вернее, не так — ты должен сохранить генофонд для страны. Гей ты или нет, женись и предоставь. Пока ты прохлаждаешься с мистером Холмсом — или будет правильно называть его мистер Икс? — брат этого человека, Шерлок Холмс, улучшает генофонд Англии. Даже у этого асексуала есть женщина!

Джим:

Ну и пусть улучшает. Чем больше среди англичан будет асексуалов, тем лучше Ирландии. Кстати, с кем Шерлок прохлаждается, случаем, не с моей сестрой Джанин? Почему ее ты не обвинила в связи с англичанином?

Королева Эрин:

Да тебе просто женщины не дают. Тебе, с твоей внешностью, они бы дали, если бы ты не был геем. Но женщины видят, что ты гей, и обходят тебя стороной! Почему ты гей?

Джим:

Я уже рассказал. Я проснулся как-то утром…

Королева Эрин:

Уйди с глаз моих.

Джим:

А что будет с мистером Икс?

Королева Эрин:

Он будет казнен как еретик.

Джим:

Мать, у нас же цивилизованное общество, как можно казнить человека за вероисповедание?

Королева Эрин:

Хорошо, он будет казнен как англичанин и глава английского сопротивления. Раньше я терпела, но хватит с меня.

Джим:

Без английского сопротивления Великоирландия станет скучной страной.
К тому же буду я несчастлив.
Ты правда этого хочешь?

Королева Эрин:


Найдешь себе кого-нибудь другого.
И лучше бы ирландца ты нашел,
Иначе англичанам будет худо.
Способна я издать еще указы,
Воображеньем Бог не обделил.

Джим:

Найду, конечно, но мне будет скучно.
А мне наследовать ирландский трон,
Скучающий король — в стране разруха.
Подумай, может, сбавишь обороты?

Королева Эрин:

Ты королеву ставишь перед фактом?

Джим:

Я перед фактом ставлю свою мать.

Джим разворачивается и выходит восвояси. Королева раздраженно падает на пуфик и злобно смотрит на свое, столь же малодружелюбное, отражение.



Действие пятое

Тесная одиночная камера. На жесткой койке сидит Майкрофт Холмс и сосредоточенно смотрит в одну точку. На нем все тот же потрепанный костюм.
Раздается скрип засова, и внешняя дверь в камеру отворяется. Майкрофт видит сквозь внутреннюю решетку Ее величество Эрин собственной персоной.


Майкрофт: (про себя)

Мой Бог, коли б я верил в чудо,
Сие явленье б смог я объяснить
Божественным вмешательством твоим…
Как жаль, что в чудо с детства я не верю.

Королева останавливается на почтительном расстоянии от решетки, горделиво приосанивается.

Королева Эрин: (величественно)

Презренный червь! Презренный смерд английский!
Встань, удостоен ты великой чести
Беседовать с ирландской королевой!

Майкрофт: (себе под нос)

Подумаешь!

(передразнивает)

«Великой чести», как же!
И здесь отель «Пять звезд», а не тюрьма…

Королева Эрин:

Тебя казнят сегодня на рассвете.
Быть может, есть последнее желанье?
Я презираю вас, британцев, но укладу
Противиться нельзя.

Майкрофт: (гордо)

Я понимаю,
Что не могу просить у вас свободы.
Мне не дадите повидаться с принцем,
И Англии наступит полный швах.
Но если в вас осталась капля чести,
То принесите мой любимый зонтик.
Я с ним хочу пред смертью попрощаться…

Королева Эрин: (величественно взмахивая рукой)

Да будет так! Сегодня я добра.

(в сторону)
Я Джиму передам, что выбрал зонтик ты,
А не прощанье с ним.

Королева уходит, а в камеру к Майкрофту приносят его зонт. Он дожидается, пока тюремщик уйдет, проворно откручивает ручку и вынимает из нее скрученные в трубочку листы бумаги.

Майкрофт: (вполголоса, рассматривая находку)

А все же, брат мой — славный детектив.
Такую раскопать занятную интригу!
Теперь меня так просто не казнить…

Свет на сцене постепенно затухает. Где-то вдалеке слышны звуки скрипки.


Действие шестое и последнее.

Ранее утро. Площадь около собора Святого Патрика. В ее центре возведен помост, на котором возвышается электрический стул. Вся площадь заполнена людьми. Около помоста, на ступеньках собора, стоит трон королевы и несколько стульев для ее приближенных.
На одном из стульев сидит грустный Джим Мориарти.
Вдруг площадь оглашается громкими возгласами — это заводят на помост приговоренного к смерти Майкрофта. Он величественно садится на электрический стул, словно на трон.


Королева Эрин: (громко)

Любі друзі!

(про себя)

Ой, нет. Не то…

(снова громко)

Ирландцы!
Сегодня мы собрались здесь на казнь!
И Майкрофт Холмс — глава британской банды —
Сегодня отбывает к праотцам…

Джим: (вскакивая со стула)

Быть может, перестанешь ты смеяться
Над осужденным к смерти? Будь он трижды
Или четырежды презренный англичанин,
Смерть — это не забава, так и знай.

Майкрофт смотрит на Джима, всем своим видом говоря: «Ну спасибо!»

Королева Эрин: (примирительно)

Ну, ладно-ладно… Сегодня я неистово добра.
Пусть Майкрофт скажет нам чего-то на прощанье,
А после — завтрак и футбольный матч.

Майкрофт встает со своего стула, опираясь на зонт, который почему-то все еще при нем.

Майкрофт:
(громко)

И в этот солнечный прекрасный день,
Коль мне покинуть этот мир придется,
Хочу сказать я, как английский принц,
Что Англия — жива! И не умрет вовек!

Площадь наполняется шумом и свистом. Мимо уха Майкрофта пролетает помидор. Джим вскидывает голову и пристально смотрит на своего возлюбленного.

Майкрофт: (продолжает)

И так же, как и Англия, мой свет,

(поворачивается к Джиму и смотрит ему в глаза)

Всегда жива моя к тебе любовь.
И не сломить ее, не сжечь, не удавить,
Пока жив хоть один из нас…

Джим: (шепотом)

О, нет!

Вдруг через толпу к ступеням собора проталкивается Шерлок Холмс. Он тащит за собой принцессу Джанин, которая предостерегает попытку охранников задержать его у трона королевы.

Джанин:

Остановите казнь немедля, мама!

Королева Эрин:

А это что еще за шутки? Ты, Джанин,
Должна быть на уроке кельтских танцев…

Шерлок:

Простите, но сперва должны взглянуть вы
На эти снимки. Мне кажется, что вам они важны.

Шерлок протягивает снимки королеве. Та бросает на них короткий взгляд и багровеет от ярости. На снимках изображена она вместе с Магнуссеном в весьма интимной обстановке. Затем рвет снимки на мелкие клочки.

Королева Эрин:

Да как же вы посмели?

Шерлок: (с улыбкой)

Посмел. А что?
Вас что-то удивляет? В войне, мон шер,
Все средства хороши.
И если вы считаете, что я
Не сделал триста копий этих фото,
Которые тот час же разошлю
По всем газетам, пусть хоть волос брата
Падет с его умнейшей головы…

Королева Эрин: (слабым голосом)

Что вы хотите?

Шерлок:

Хочу свободу Майкрофту. конечно.
И жизнь. Еще позвольте сыну
Спать с тем, с кем он захочет сам:
Хоть с Майкрофтом, хоть с розовым слоном!

Джим Мориарти смотрит на Шерлока, и в его взгляде читается: «Ну спасибо!»

Королева яростно кусает губы, что-то решая, затем говорит.

Королева Эрин:

Да будет так, но эти триста копий
Хочу я видеть ровно через час.
И не дай Бог, хоть что-то просочится
В газеты — вам не сдобровать.

(поворачивается к народу. трагически)

Какая пламенная речь, любезный Майкрофт!
Не знала я о ваших чувствах к сыну…
Быть может правда стоит нам соединить
Ваши сердца и положить конец
Извечной изнурительной вражде…

Толпа радостно кричит. Охрана снимает с Майкрофта наручники. Джим вскакивает с места, бежит к нему и заключает его в объятия. Королева косится на стоящего неподалеку Магнуссена и размышляет, каким ядом его будет лучше отравить.

Эпилог

Шерлок и Джанин стоят на опустевшей площади.

Шерлок:
Джанин, ты можешь повлиять на мать?
Она на личные свободы посягнула
Законом об асексуалах.

Джанин:
Я не могу, Джим может. Попроси его.
А что за новый мамочкин закон?

(берет из рук Шерлока листок и внимательно читает)

Ха, всем асексуалам велено жениться!
И геям тоже. Мама бесподобна!
Она дает два года на женитьбу,
Потом — тюрьма и каторга. Прелестно!

(отрываясь от чтения, смотрит Шерлоку в глаза)

Ты женишься на мне?

Шерлок:
Конечно. Через года два.
Но я понять чего-то не могу:
Ирландская принцесса крови ты,
Я — англичанин и живу в общаге.
Так почему к тебе претензий нет?

Джанин:
Я не наследница, меня прощают.
И мама больше любит Джима... Впрочем,
На этот счет претензий вовсе нет.

Они берутся за руки и уходят в закат. То есть рассвет.
А, пофиг!


ЗАНАВЕС

@темы: Творчество: фанфикшн, Рейтинг: g, Размер: мини, Персонаж: Шерлок Холмс, Персонаж: Чарльз Огастес Магнуссен, Персонаж: ОЖП, Персонаж: Майкрофт Холмс, Персонаж: Джим Мориарти, Персонаж: Джанин, Пейринги: Морква - Главный Пейринг Фэндома, Категория: крэк, Категории: юмор, Категории: слэш, Категории: гет, Категории: АУ